info@seleznov.net
Russian Arabic English German Hebrew

pet-ownership Улыбающийся кот
Я присел на скамеечку. Рядом с очень пожилым мужчиной. Знаете, бывает такая старость, когда говорят – благородная седина. Спокойное лицо в сеточке морщин, маленькая седая бородка и ровная спина. Посмотрев на него, я подумал — то что я могу пожелать себе. Рядом с ним сидел большой серый кот. Толстый такой, лоснящийся. Он посмотрел на меня, и я с удивлением отметил, что он улыбается.
Мужчина взглянул на меня и усмехнулся — он с детства такой, сказал он. Улыбающийся. Он мой охранник, ни на секунду не отходит, куда я, туда и он. Так уж мы с ним вместе и живём.
Но тут к нашей скамейке подлетели две большие собаки, и три кота, явно очень молодого возраста. Они носились вокруг скамейки, и прыгали на меня, на мужчину, на кота. Суета, балаган и радость наполнили всё вокруг, разогнав тишину.
Гав–гав, мяв, иу-иу и весёлые драки, заставили улыбаться меня, и пожилого мужчину. Это всё мои питомцы — сказал он.
Вопрос видимо завис в моих глазах, и прочитав его он пригласил меня домой посидеть и выпить чаю. Как только весёлая собачье-кошачья компания увидела, что мы двинулись в сторону дома, они прекратили свои игры, и двинулись вместе с нами.
Налив чаю и расположившись в удобных креслах, мы начали разговор. Остался я один давно- сказал мужчина. Дети разлетелись, звонка от них не дождешься. Не говоря уже о приезде, и чтобы погостить недельку. Нет, я конечно понимаю. Работа, заботы, платежи и перспективы. Поэтому никого не упрекаю. У них всех своя жизнь. Но вот только одна мысль пришла мне в голову, в связи с этим.
Мужчина затянулся маленькой сигарой. Я видите ли, очень много лет проработал в адвокатской конторе. Он улыбнулся. Миллионером не стал, но кое какие деньги заработал.
Я однажды решил, что если дети не хотят помнить ни о жене, земля ей пухом, ни обо мне, то и я должен жить для себя.
Ну и?— Cпросил я его. Не спешите — ответил он.
Мне всю жизнь доставляли удовольствие коты и собаки. Вот после смерти жены, я и решил. В своей адвокатской конторе, я написал завещание и назначил эту контору ответственной за соблюдением прав... Тут он помолчал и продолжил — прав моих животных друзей. Заметив удивление на моём лице, он продолжил.
Я купил небольшой домик с землёй под городом, и завещал всю свою собственность, кроме этого дома продать и образовать фонд, для содержания в этом доме питомника, для собак и кошек. Но в этом питомнике они будут жить до конца своей жизни. Поэтому, их количество должно быть такое, чтобы им было хорошо там в доме, за городом.
Моих денег и полученного от продажи квартиры хватит на содержание нескольких сотен, и на зарплату трём – четырём людям в течение двадцати пяти лет.
И первыми будут мои питомцы. И он погладил кота и собаку, жавшихся к его ногам.
А детки? И тут он рассмеялся и сделал жест рукой, который я пожалуй не стану повторять.
Имею право, знаете ли, сказал он, глядя на меня — хоть в конце жизни пожить, получая удовольствие от каждой прожитой минуты. Столько любви, радости и веселья, я за все прожитые годы не видел. Так что, не удивляйтесь тому, что у старика столько живности в доме. Всё предусмотрено и оплачено. Каждый день мне звонят и проверяют.
Могу позволить себе до последней минуты быть счастливым!
Я уходил от пожилого мужчины с лёгкой печалью в сердце. И не потому, что мне было жаль его. Нет. Этот человек был счастлив, и у него было всё, что он мог пожелать себе.
Нет, дело было не в этом. Мне было грустно от того, что я не смогу так же. И ещё от того, что никогда раньше я не слышал о таком. А ведь сколько людей на свете могли бы сказать то же самое — мои пушистые мне ближе, чем мои родственники.
Вот так.

Олег Бондаренко