info@seleznov.net
Russian Arabic English German Hebrew

Великий император Хуан-ди и коты

В те далёкие времена, когда многих народы ещё и не предполагались, китайцы уже имели свою империю и историю. А раз имели историю, то её надо было кому-то записывать. Вот поэтому, при дворе Великого императора Хуан-ди, и был придворный историограф Цан Цзе. А раз он был историком, то должен был записывать всё происходящее. А вот тут и была проблема.

Дело в том, что в те времена, много тысяч лет назад, записывали всё узелковым письмом. Что это такое, я не знаю. Да и сами китайцы не знали. Потому, что это было супер сложно. В связи с этим, владел этим письмом очень ограниченный круг китайцев. И это очень огорчало Цан Цзе, да и самого Хуан-ди.

Как? Вы не знаете, кто такой Великий император Хуан-ди? Невероятно! Прочитайте срочно, и вы получите удовольствие от прочитанного, и согласитесь со мной по поводу того, что Хуан-ди был Великим Императором.

Ну, так вот. Цан Цзе вязал узелки и готовился рисовать. Он был очень хорошим рисовальщиком. Поэтому рисовал он для императора. А ещё Цан Цзе очень любил котов и особенно одну кошечку. Та всегда крутилась возле него и проказничала. Но в его сердце для неё было особое место. И вот ведь какая неприятность случилась.

Эта кошечка играясь с рисовальными кисточками, опрокинула горшочек с чернилами для рисования. Вскочив, она запачкала в лужице свои лапки, и в довершение этого безобразия, пробежалась по рулону бамбуковой бумаги, лежавшей рядом со связкой верёвочек с узелками.

Цан Цзе схватился за голову. Бумага была в то время очень ценной, редкой и дорогой вещью. Он уже хотел отругать свою любимую кошечку, но взглянув на оставленные ей следы, и увидев рядом верёвки для письма, он замер. Замечательная догадка озарила его. Он поднял руки вверх и воскликнул — Эврика! То есть, нет, не это он крикнул. Он ведь, не жил в Греции. А было это за много тысяч лет до этого.

Он воскликнул что-то своё, по китайски. Он посмотрел на кошечку, стоящую в углу, и виновато смотрящую на своего человека.

— Послушай. Послушай, сказал он. Я буду кормить тебя до конца жизни самыми вкусными вещами. Только пробегись ещё раз по бумаге.

Цан Цзе был очень добрым человеком. Он и так кормил своих котов самыми вкусными вещами. Но кошечка любила своего человека и она...

И она стала бегать по листу, оставляя на нём следы от своих лапок. И лицо Цан Цзе всё светлело и светлело. А потом он работал всю ночь и утром...

И утром он попросил аудиенции у Великого императора Хуан-ди. И получил её. Император очень любил историю и понимал её важность.

— О Великий Император всего Китая Хуан-ди, начал Цан Цзе.

Император посмотрел на него и сказал.

Что такого может мне сказать мой историк, что должно отвлечь меня от очень важных государственных дел?

И тогда историк просто развернул перед ним свиток бумаги, и положил рядом связку верёвочек для письма.

Про Хуан-ди не зря говорили — Великий.

Он несколько секунд смотрел на бумагу и верёвки непонимающим взглядом. А потом.

А потом его взгляд стал светлеть и морщины озабоченности разгладились.

Он вскочил с трона и подбежав к Цан Цзе поднял его с колен и глядя ему в глаза спросил.

— Неужели это то, о чем я думаю?

— О да, Великий император, ответил Цан Цзе. Это то, что заменит верёвочное письмо, и донесёт наши истории до всех. И этому письму можно обучить очень много людей.

Император вернулся и сел на трон. Он поднял правую руку и сказал.

—Я приказываю. Человек, который сумел изобрести такое, достоин самых больших почестей и наград.

И он назначил Цан Цзе своим главным советником. И подарил ему большой дворец и много земель. А потом попросил его рассказать ему историю о том, как эта замечательная мысль пришла ему в голову. И Цан Цзе рассказывал ему, как баловалась его кошка, и как она опрокинула чернила. И Великий Хуан-ди слушал его и смеялся до слёз. И хлопал себя ладонями по коленям. Всё же, даже Хуан-ди, был обычным человеком.

И первая история, записанная первыми китайскими иероглифами, была о кошечке, и о том, как она помогла китайцам обрести свою письменность.

С тех пор китайские иероглифы похожи на следы, оставленные кошачьими лапками.

Эта история не дошла до наших времён. Слишком уж много тысяч лет прошло с тех пор. Но вы можете мне верить.

Всё было именно так. Ведь об этом мне рассказал восточный ветер.

Он нашептывал мне эту историю, остановившись ненадолго, чтобы я поделился с вами этим правдивым происшествием в древнем Китае.

А теперь и вы знаете её.

Так что, не сомневайтесь. Восточный ветер всегда говорит только правду.

Олег Бондаренко


ПОПУЛЯРНОЕ В КАЮТ-КОМПАНИИ

Тайна старой яблони и пчела плотник

Вызволение бетоновоза

THE NOGTY

8 декабря 2018. Снежный завал.

Чудо китайской металлургии