Вторник, 18 июня 2024

ИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИЯ ПАЛЕОНТОЛОГИЯ

Самый первый индоевропейский язык возник к югу от Кавказа, откуда стал мигрировать в разных направлениях.
Распространение индоевропейских языков из места рождения южнее Кавказа. Иллюстрация: P. Heggarty et al., Science (2023).
Распространение индоевропейских языков из места рождения южнее Кавказа. Иллюстрация: P. Heggarty et al., Science (2023).

Самый первый индоевропейский язык возник к югу от Кавказа, откуда стал мигрировать в разных направлениях.

Индоевропейских языков насчитывается около четырёхсот сорока пяти (в это число входят и мёртвые языки вроде древнегреческого или хеттского). Число людей, для которых родным является какой-нибудь индоевропейский язык, перевалило за три миллиарда. При этом до сих пор не вполне понятно, где и когда возник самый первый, протоиндоевропейский язык, давший начало всем прочим. Большинство исследователей согласны с тем, что он возник в Евразии. Но Евразия большая. По одной гипотезе, протоязык возник у фермеров Ближнего Востока, живших около 9000—9500 лет назад в Анатолии, Месопотамии и Леванте. По другой гипотезе, праязык возник севернее, у кочевников Причерноморско-Каспийской степи 5000–6000 лет назад. Обеим гипотезам уже двести лет, и у обеих есть сторонники и противники.

Авторы свежей статьи в Science полагают, что им удалось разрешить спор о месте и времени возникновения индоевропейского праязыка. Эволюцию языков изучают не только сугубо лингвистическими методами, лингвистике помогают антропология, археология, история, генетика. То, как исследователи восстанавливают историю индоевропейских языков, похоже на то, как в биологии анализируют родство между видами, сравнивая накопившиеся мутационные изменения в ДНК. В родственных языках можно оценить, как меняется во времени какое-нибудь слово. Но мутации в ДНК появляются более или менее в одном ритме, поэтому биологи говорят о молекулярных часах, по которым можно определить, когда возникла та или иная группа живых организмов. (Хотя стоит оговориться, что часы эти могут идти быстрее или медленнее у разных видов и в разных участках генома.) Язык же способен меняться сверхбыстро или не меняться вообще, в зависимости от исторических событий. Не нужно забывать и о заимствованиях, без которых, наверное, не обходится ни один язык. Наконец, эволюционно-языковые работы часто опираются лишь на десяток-другой языков, и так же часто по разным причинам в сравнительном анализе упускают большие территории и большие отрезки времени.

Всё это попытались учесть в новой работе: в ней сравнивают 161 индоевропейский язык, в том числе и 52 мёртвых. Сравнивали около 26 тыс. слов, которые обозначали базовые понятия вроде чисел («один–два–три-…»), природных объектов, с которыми люди имели дело всегда и везде («вода», «небо» и т. д.) и прочее в том же духе. Таких понятий набралось 170, то есть 26 тыс. слов — это те самые эволюционные отличия, которые появляются от языка к языку. Сравнивая их с учётом историко-археологических данных, исследователи пришли к выводу, что индоевропейский праязык возник не позже 8100 лет назад у земледельцев, живших к югу от Кавказа.

Они мигрировали в нескольких направлениях, которые дали семь больших индоевропейских языковых ответвлений. Часть носителей праязыка между 7000 и 6500 тыс. лет назад перебралась через горы на север, в Причерноморско-Каспийскую степь, и отсюда языковой материал, изменяясь, стал широко распространяться по Евразии. То есть множество языков действительно вышли из Причерноморско-Каспийской степи, но сам праязык пришёл сюда в ходе миграции.

Некоторые специалисты полагают, что акценты в этой работе следовало бы расставить иначе: пусть праязык возник южнее Кавказа, но широко распространять его начали из Причерноморско-Каспийской степи. Кроме того, есть вопросы к генеалогическому древу: некоторые группы языков в новой датировке разделились подозрительно рано. Впрочем, авторы работы помимо основного генеалогического древа языков сделали ещё несколько дополнительных, в которых праязык возник ещё раньше и которые, видимо, лучше согласовываются с другими данными. Споры тут будут продолжаться, но в любом случае значение новых результатов для науки трудно переоценить.

Back To Top